Спасут ли школу аддитивные технологии, роботы и ЧПУ

Спасут ли школу аддитивные технологии, роботы и ЧПУ

Побывав в гостях у Алексей Голубицкий (Alexey Golubitskiy)​, я вдруг с особой ясностью понял, что будущее (и настоящее, которое просто обязано наступить сегодня) школьного инженерного образования — не за суперсовременными робототехническими конструкторами, которые позволяют создать марсоход, внешне неотличимый от реального. И даже не за разрекламированными аддитивными технологиями, которые приведут, конечно, к новому технологическому укладу и выглядят столь футуристично на фоне воспоминаний учителей о табуретках и токарно-винторезном станке ТВ-4.

tv4
Нет, зона ближайшего развития, то будущее, которое должно наступить сегодня вечером лежит за простыми, понятными и восьмикласснику и не очень опытному учителю вещами.
Не стоит думать, что, отложив привычную соху, можно за полчаса научиться управлять космическим кораблем и улететь к звездам.
Инструмент будущего должен быть прост и понятен. Понятен прежде всего даже не в возможности освоения — тут у всех образовтельных решений все хорошо.
Прост в понимании возможностей применения результатов. если ты понимаешь, для чего, кроме решения задачки из учебника, можно применить станок — это хороший станок. Если ты можешь решать при помощи этого станка реальные, встающие перед тобой задачи — это отличный станок.
Но он должен обладать еще двумя вещами.
Во-первых, он должен представлять собой экосистему с компьютером (связка проектирование-модель-управляющая программа), а во-вторых — давать детям понятие о конструкционном материале.
Ибо мы не творим из ничего, материализуя свои мечты при помощи волшебной палочки. Инженерия — искусство возможного.
Для нее едва ли не самое главное — это осознание ограничений этого мира (классическая триада — время, деньги, материалы — ни один из этих ресурсов не является бесконечным).
Поэтому, увы, для направления главного порыва не подходят 3D принтеры. Обладая несомненными преимуществами возможности создания едва ли не произвольных форм, они обладают двумя существенными недостатками.

fkdnYCEAZUw[1]
И я даже не буду писать тут об ограничениях материала, о которых почти никто не задумывается (ну, правда, кто испытывает на прочность напечатанные детали — напечатал — и уже здорово).
Главное, конечно, это проблема «для чего». Можно много говорить, что одна школа напечатала на принтере деталь для молокозавода, которая стоила миллион, но в реальности напечатанные детали дороги, изготовление на школьном принтере реальных деталей экономически нецелесообразно, если только речь не идет об уникальных деталях, которые невозможно получить иным способом.
Есть несколько проектов, в которых 3d печать действительно оправдана как часть чего-то большего, чем просто исследование возможностей (пример — проект по по трассовому автомоделизму «Инженеры будущего»), но в 90% случаев это чистое развлечение.
Как ни странно, но на другом полюсе стоят многофункциональные ЧПУ станки. тут, казалось бы, все хорошо с практикоориентирвоанностью и с возможностями. Это реальная производственная технология (в отличие от — пока — 3D).
Но — «не берет». Причина — сложность. Непонимание нюансов и высокий порог вхождения. Все же работать в полноценном 3D с выдачей G-кодов для работы детям сложно (понимаю, не всем — но говорю исключительно на своем опыте). Но главное даже не это. Главное — это повторение проблем с 3D принтерами: детали дороги, не точны, и, главное, непонятно, зачем нужны.
И вот тут на сцену выходят «примитивные» лазерные резаки.
С кучей ограничений. Да, режут только плоские детали. Да, ограниченная мощность школьного станка не позволяет резать различные материалы, да, есть масса ограничений.
Но.
Моделирование можно проводить в привычной и понятной среде — хоть в Кореле. Освоить может даже началка (не стоит, но можно).
Работа ведется с реальным материалом — например, фанерой. Реальным — значит, сразу вопросы раскроя, регулирования режима резки/гравировки. Утилизация отходов и техника безопасности. работа с продуктами горения и охлаждения — да, детка, современная индустрия, к сожалению, загрязняет окружающую среду и надо понимть, что с этим можно делать.
Экономика — фанера не прилетает с неба — ее нужно закупить и экономично использовать. Планируя и считая.
Но главное, что позволяет сделать лазерный резак — это создать на его базе целую «индустрию реальных дел». Это не штучные фигурки на принтере. Это не показушные марсоходы, умеющие ходить только по выставочному подиуму.
В «Школе будущего» на базе резака выстроено…

428m2TCq4j0[1]
Я даже не знаю, как это назвать. Потому что, по сути, это контрактное производство. нужны начальной школе дидактические пособия с фигурками животных? Собирается команда ребят под руководством педагога и выполняет этот заказ.
В школе проходит конференция? Вся «сувенирка» делается ребятми на этом станке.
При этом то, что происходит — классическое проектное обучение. Дети не выполняют роль статистов или подсобных рабочих. Они учатся. У них есть мастера, которые передают опыт другим. Есть распределение ролей в команде. Команды сами планируют работу, обсчитывают бюджет и распределяют ресурсы.
Странным образом вокруг достаточно простого инструмента возникает «движуха», которая рождает нечто большее, нежели просто работа на лазерном резаке. Потому что выполняемые ими проекты — это не просто резка фанеры по кривым., подготовленным в Кореле.
Мне подарили многослойные сувениры, выполненные из склейки нескольких слоев фанеры — по сути, это полноценные 3D модели, выполненные на 2D оборудовании. Я вижу комбинацию разных материалов вплоть до янтаря, вставленного в рамочки, вырезанные из фанеры. Это нечто большее, чем просто нарезка квадратиков для магнитов.
Вижу шкатулки, фонарики и прочие изделия, в которых использовано множество деталей, соединенных вместе. Значит, отработана и деталировка, и композиция.
И все это — не просто в качестве фантазийных вещей («а давайте сделаем прикольную штучку!» — хотя, наверное, и это тоже есть — как же без этого!).

tuOO7y5SrrE[1]
Не знаю, как другие, а я увидел в технопарке «Школы будущего» — великолепную модель практикоориентированного обучения. По сути, фабрику будущего, в которой дети решают реальные задачи. Поставленные, прежде всего, самой школой. И это — прекрасно, ибо можно беспокоится о том, будут ли цвести на Марсе наши яблони, но это слегка безответственный процесс. Когда же заказчиком и потребителем твоих услуг (твоих знаний, умений, навыков) выступает родная школа — это дорогого стоит. Не Марс, конечно, но зато реально. И — ответственно.
При этом все предельно просто. Методики, технологии, подходы — все предельно отчуждаемо.
Это не специфическая технология, придуманная гениальным педагогом и им лично воплощающаяся в жизнь.
Нет. Любой кирпичик этого опыта может быт легко перенесен как в сельскую школу, так и в столичный образовательный комплекс. С той лишь разницей, что в малокомплектной школе будет больше проблем с заказчиками. Но это — решаемо.
Ибо тут главное — закрутить «движуху» вокруг станка.
Именно поэтому я утверждаю: если что сегодня вечером и может изменить школу — так это наличие в нем нормального лазерного резака и пары инициативных взрослых рядом.

84233307_10162811577070153_937171007972573184_o[1]
На фото — герой рссказа — лазерный резак, ваш покорный слуга, мастер-наставник по работе с лазерным резаком Даша и руководитель школьного Технопарка Кристина Баршенцева

Фотографии продукции школьного технопаарка — со страницы Технопаркав  ВК